gondolinde: (Гондолин)
Только мне видится определенное сходство между двумя очень разными историями?
И ведь в обоих случаях фигурируют 1. Твари (Врага и Унголиант). 2. Дориат (прямо и опосредованно - потому что путь Арэдель в Нан-Эльмот начался с того момента, как ей не дали проехать через потаенное королевство)


Ниэнор. 
"Видя приближение дракона, воины, оставшиеся на Эмон–Этире, хотели увести Морвен и Ниэнор, и бежать с ними назад, на восток, но ветер окутал их плотным туманом, а кони обезумели от драконьего зловония, заметались и понесли; так что многие всадники до смерти разбились о деревья, а других кони унесли невесть куда, и так воины потеряли обеих женщин. Ни одна весть о Морвен не достигла с тех пор Дориата. Что до Ниэнор, то конь сбросил ее, но она не была ранена и вернулась к Эмон–Этиру, чтобы там дождаться Маблунга; она выбралась из тумана на солнечный свет и, обратившись к западу, взглянула прямо в глаза Глаурунга, чья голова лежала на гребне горы....

Затем девушку отыскали Маблунг и его спутники - и последовал новый удар. Сестра Турина исчезла во время нападения орков. Уже окончательно. 

"Она скрылась в северной стороне, и эльфы потеряли ее из виду, и хотя долго искали ее, но не нашли ни ее следов, ни ее самой. Отчаявшись, Маблунг вернулся в Дориат и поведал о случившемся"


Арэдель. 

"Попав в жуткий край Нан–Дунгортеб, всадники заплутали в тенях, и Аредэль отбилась от спутников и потерялась. Они долго и напрасно искали ее, боясь, что она попала в ловушку или напилась из здешних ключей; но жуткие порождения Унголианты, что жили в ущельях, растревоженные, погнались за ними, и они едва спаслись. Когда же они возвратились, Гондолин узнал печальную весть, и Тургон долго сидел одни, молча переживая скорбь и гнев. Между тем Аредэль, безуспешно проискав спутников, поскакала дальше"
gondolinde: (6)
"— Хурин Талион, — произнесла Морвен, — по мне, так справедливее будет сказать: ты глядишь высоко, я же страшусь пасть низко."

"— Многому сможешь ты научиться от эльфов, — промолвил Садор со вздохом. — Эльфы — народ прекрасный и дивный, и обладают они властью над сердцами людей. И однако ж думается мне порой, что лучше оно было бы, кабы нам с ними никогда не встречаться, а жить своей собственной немудреной жизнью. Ибо древний народ сей владеет многовековой мудростью; горды они и стойки. В их свете меркнем мы — или сгораем слишком быстро, и бремя участи нашей тяжелее давит на плечи.

— Отец мой любит их великой любовью, — возразил Турин, — и не знает он радости вдали от них. Он говорит, мы научились у эльфов едва ли не всему, что знаем, и сделались выше и благороднее; а еще он говорит, что люди, недавно пришедшие из-за гор, ничем не лучше орков.

— То правда, — отвечал Садор, — по крайней мере о некоторых из нас. Но подниматься вверх мучительно, а с высоты слишком легко сорваться в бездну.
"

(с) Дети Хурина

Это - мнение двух не самых глупых людей Дор-Ломина. И не самых отсталых, прямо скажем.

Так на чем держался союз Эдайн и эльдар? Союз изначально неравных по природе своей?  
gondolinde: (белка)
 Кирдан, как известно, узнал об их подвигах на той стороне океана одним из первых. И подумал не на Моргота, а на кого-то из принцев, которые опять чего-то не поделили. Это если очень вольно пересказывать ))).



А как собственно эти самые группировки внутри клана выглядели со стороны синдар и фалафрим? На кого они делили пришельцев? По домам или еще как-то? Им-то совершенно все равно кто кем кому формально приходится. Те же Фингон и Маэдрос явно одной стороной выглядят...
gondolinde: (Default)
 Но вредный ЖЖ егго съел.
Ничего важного, но обидно.

Короче, я задумалась, что Ульмо мог думать об активности орлов Манвэ в Белерианде. И почему они действуют независимо друг от друга - ведь в одном направлении идут. И друзья к тому же. 
gondolinde: (4)
Что согласно канону, за столько лет пребывания нолдор в Эндорэ и довольно-таки активного общения с синдар никто так и не догадался, что что-то тут нечисто. Мелиан на Галадриэль пару раз покосилась, и только. А Кирдан? А иные мудрые?
Или нолдор настолько старательно забыли то, что произошло, что у них это даже получилось? 
gondolinde: (Default)
А откуда взялось, что у Маэдроса железная рука, и зачем она ему? 
gondolinde: (белка)
"тлетворный ветер налетел с Севера под свинцово-серыми небесами. Моровое Дыхание назвали его, ибо нес он в себе пагубу, и на исходе года многие занедужили и умерли в северных землях, граничащих с равниной Анфауглит — по большей части дети и подростки."

И традиционные вопросы без твердых ответов. Было ли это первое подобное явление - или эпидемии случались и раньше? А главное - что это собственно могло быть и что предпринимали в подобных случаях? 

"И слег Турин, и долго пролежал в жару, во власти темных снов. Когда же исцелился он, ибо такова была его судьба и сила жизни".

И все. Если лечить и пытались, то во-первых, без особого успеха, а во-вторых, мы об этом все равно ничего не знаем...  
gondolinde: (Default)
Задумалась (в очередной раз) над предложением, которое сделал величайшей из героинь первой эпохи Манвэ через Мандоса.
Либо - жить в Валиноре и забыть все горести, либо вернуться в Средиземье с Береном и принять удел Смертных.

Собственно, вопрос: каким образом Лучиэнь должна полностью исцелиться от печали, потеряв Берена? Что особо радостного в вечном вдовстве - именно это ее ждет, как ни крути? 

Туора, как мы знаем, без звука оставили в Валиноре. Судьба Нимлот неизвестна - можно предположить, что она либо в Мандосе, либо в Валиноре, но вдова. Или согласно статуту она может замуж выйти. 

Лучиэнь любит Берена до самозабвения. И ей - единственной - предлагают согласно ее заслугам два _равнозначных_ выбора. Поднять любимого из мертвых и больше, как говорят, не размыкать рук - или забыть его. И жить долго и счастливо.  

Я понимаю, почему она выбрала то, что выбрала. Я в толк не возьму, почему в ее случае забыть Берена - это тоже награда.  А по логике получается награда. Выбирай, что больше понравится.
gondolinde: (4)
... материальный аспект урегулирования отношений между Первым домом и остальными нолдор.
Я еще могу понять вариант "Маэдрос отдал лошадей, привезенных из Валинора". Хотя и тут возникает вопрос, были ли это "просто" кони, прихваченные с собой, или Маэдрос вернул их  хозяевам. В последнем случае совершенно непонятно, почему кони не прибежали раньше, как только хозяева добрались до Мифрима, и почему никто из феанорингов не получил копытом по лбу за все хорошее. :)

Но второй вариант приводит в тупик уже конкретно.

В "Quenta Silmarillion" 5-го тома Маэдрос возвращаёт Финголфину "добро, увезённое на кораблях". Откуда оно взялось на этих кораблях, понятно: все тяжелое туда просто сложили, а потом при пожаре повытаскивали. Не пропадать же! (И картина Финрода и К, упорно тащущих через льды мешки с богатствами, годится при таком раскладе разве что для стеба). 

Но ПОЧЕМУ до самого спасения Маэдроса (а даже если хронологию отбросить, Фингон должен был все равно не сразу пойти - он же не терминатор, в конце концов, да и узнать надо было сначала, что к чему) никому другому из его досточтимых братьев в голову не пришло, что раз уж родственнички дотащились до Средиземья, багаж надо бы вернуть, мне решительно непонятно. Или они эти мешки-сверточки куда-нибудь побросали, чтобы глаза не мозолили, и старательно забыли об их существовании?
gondolinde: (4)
Задумалась я тут над вопросом: что есть мятеж против Валар и когда он начался?
Есть такое позднее эссе о Глорфиндэле, где Толкин весьма трогательно рассуждает, может ли Глорфиндэль из ВК быть тем самым гондолинцем (издержки вдохновенного глюколовства). И приходит к выводу, что может. Потому что «вина его была невелика». В Альквалондэ не участвовал, в Средиземье не напортачил, _идти никуда не хотел_ и ушел только из-за Тургона. Поэтому выпустили его рано на радость всем. Ибо по этой логике вместе с ним или чуть позже выходит много кто, включая Финголфина и самого Тургона (в варианте Сильмариллиона, где они тоже никуда идти изначально не собирались). О синдар и речи нет – в Валиноре уже должна колония образоваться…
Но Бог с ним, с вопросом, кто когда вышел. У Фродо, я думаю, в любом случае есть шансы увидеть даже некоторых феанорингов. Дело в другом.
Уход из Амана трактуется однозначно как участие в мятеже против Валар. И не только в этом эссе.
Однако в собственно Сильмариллионе и других более ранних текстах дана другая картина событий. Более логичная, на мой вкус. Нолдор имеют право идти, куда вздумается, потому что в Аман пришли добровольно. Точка. Другой вопрос, что по мнению Валар подросшие Дети совершают глупость. Но все, на что Власти имеют право, - это совет. И – это важно – не оказывать никакой помощи в задуманном. На это они тоже имеют полное право. Особенно если их об этой помощи никто не просит.
Так когда же Исход превратился в Мятеж и почему? После Альквалондэ? После Проклятия Мандоса, в котором есть предложение возвращаться и ждать суда Валар? (Ага, представляю себе суд над Арафинвэ: «Идти хотел?» - «Нет». «Тэлери хоть пальцем тронул?» - «Нет». «Ну и чего ты тут торчишь? Иди домой уже!»). И насколько мотивация «не хотел оставлять близких и друзей, хотя страшился гнева Валар» заслуживает наказания, а не поощрения, особенно если учесть, что наказание уже понесено, раз субъект угодил в Мандос? Валар-то все ж таки не Эру ни разу, а уход из их земель – не преступление и на восстание тоже не тянет…
П.С. Отдельный вопрос, с чего Толкин одним махом отправил в мятежники весь Второй дом и что он в таком разе собирался делать с основным текстом, где Манвэ практически в открытую в экстремальных ситуациях оказывает помощь именно дому Финголфина, и Тургону в том числе. Если они ушли по мотивации, описанной выше, все понятно – Королю Мира и Намо не указ, а конкретно эти перед ним и другими Валар невиновны по духу закона, даже если виновны по букве. Если же они главные мятежники (после Феанора), тогда и помогать им незачем, вроде как...

Profile

gondolinde: (Default)
gondolinde

October 2012

S M T W T F S
  12 3 456
7 89 10111213
14 15 1617181920
21 22 2324252627
282930 31   

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 10:23 pm
Powered by Dreamwidth Studios