gondolinde: (давний интерес)
Бесследно исчезнувшая.

Два юноши путешествуют по русскому северу. 1928 год. 
Набредают на деревянный храм - ну, знаете, на русском севере образцы до сих пор есть. И этот храм уцелел.
Только вот рядом оба путешественника видели колокольню. 
Теперь искусствоведы  говорят, что ее тут отродясь не бывало. 
Сколько ж на Руси градов Китежей?!

Антихристова печать.

Монастырь. Находится в отдаленном месте, поэтому пока не закрыт. И все бы хорошо, только вот монахи уже год живут без причастия. Потому что нужен антиминс. А он - в церквях. А все церкви опечатаны. 
Я, честно говоря, так и не поняла, что мешало монахом после того, как "печатники" убыли, тихонечко эту бумажецию отковырять, взять, что надо, и приладить на место. То ли я чего-то не понимаю в христианстве, то ли в двадцатых годах прошлого века...
В общем, так и живут. Ладно бы без хлеба - без Евхаристии! 
А на всех церквях по печати.

Мне теперь интересно - а при таком раскладе мы-то где и когда живем?  
gondolinde: (история)
Образовалась целая толпа книг не тех, которые хочется перечитать-почитать-но-потом, а которые хочется прочитать по первому разу. И все, как на зло, длинные. Сетевые библиотеки - это зло, да. :)

Так что вместо того, чтобы перечитать наконец некоторые профессорские вещи (второй месяц собираюсь!), читаю найденные неожиданно мемуары одного из любимейших писателей детства.  Сергея Голицына, бывш. князя. Одного из бывших людей, да.
Впечатления-черточки буду складывать тут. Не знаю, кому как, а мне именно штрихи эпохи интересны.
Тут их оказалось достаточно.

Бывшие люди, которые идут по краю пропасти. Наверняка с превосходной осанкой - потому что "несмотря на денежные затруднения, было решено учить детей танцам". Не языкам даже... 
Революционные памятники из гипса начала двадцатых. Материал крайне непрочный. Через несколько лет их отправляли на помойку. пройдет совсем немного времени - и точно также станут поступать с непрочными людьми. 
Балы. Настоящие, даже с банкетами. Чтобы подготовить угощение, продавали очередную фамильную ценность.
Аресты, возвращения, снова аресты, отъезды за границу.
Высокородные девицы, которые выходят замуж за иностранцев - и высокородные вьюноши, считающие себя обделенными.
И - "шереметевские" глаза. Девушки этого рода были красавицами с огромными сияющими очами. Наверное, Шереметев, как Тук, на эльфийке женился, а мужики-то не знали )))

Но больше всего меня поразили две вещи. Первая - честное признание, что до революции большинство сиятельств были либералами. После - вернулись к вере. Обычно об этом предпочитают не писать или упоминать вскольз.

И почему-то все взрослые родные мемуариста и их знакомые упорно ждали, что большевики уйдут. САМИ
При всем моем сложном отношении к революции, тут у меня только одна мысль была: блин, ребята, даже тараканы сами не уходят. Выводить их надо. А тут была напасть похуже... 
Page generated Jul. 27th, 2017 02:40 am
Powered by Dreamwidth Studios